Главная / Теория конкурентной разведки / Елена Ларина. Чем отличается разведанализ от бизнес-анализа.

Елена Ларина. Чем отличается разведанализ от бизнес-анализа.

Елена Ларина хорошо известна специалистам Конкурентной разведки. Ее непосредственная работа - хэдхантинг, но, помимо этого, Елена публикует отличные материалы на тему общих принципов работы с информацией методами, которые приняты в разведке.

Популярен, в среде специалистов, и ее сайт "Бизнес как разведка" (HRазведка), где есть как теоретические разделы (например, "Мнение Гуру"), так и практические (такие, как "Разведнет" или "Программы и сервисы").


Материал Елены Лариной "Чем отличается разведанализ от бизнес-анализа" относится к теории. Но это та самая теория, без которой успешная практика вряд ли возможна.
Далее - цитата.

 

Чем отличается разведанализ от бизнес-анализа

Если воспользоваться Википедией, а лучше прочитать монографии по бизнес-анализу, то обнаружится примерно следующее определение. «Это дисциплина выявления деловых потребностей и нахождения решения деловых проблем». Под это определение подпадает абсолютно все, начиная от конкурентной разведки, заканчивая аудиторской деятельностью. Поэтому на практике под бизнес анализом понимается нечто иное. А именно: описание бизнес-процессов с целью выявления имеющихся недостатков и их устранения. В последнее время это направление получило собственное название реинжениринг.

В последние годы бизнес-анализ все чаще связывают с так называемой интеллектуальной обработкой данных при помощи компьютерных систем. Впрочем, «интеллектуальная» — это, прежде всего, бренд для продажи, поскольку на практике речь идет опять же о статистике той или иной степени изощренности с элементами визуализации. Самый последний тренд – это бизнес-анализ на основе больших данных. Если коротко, речь идет о том, что сегодня все стороны жизни компании и многие аспекты бизнес-среды оцифровываются. Полученные данные поступают в хранилище. Затем они опять же при помощи тех же классических статистических методов обрабатываются, на основании чего формируются рекомендации для лиц, принимающих решения. На самом деле никакой магии в больших данных нет. Это просто оцифровка всего и вся с последующей экономико-статистической обработкой. Все искусство состоит в том, чтобы создать как можно более подробные и детальные классификации этих самых больших данных, чтобы они позволяли получать сегменты потребителей, клиентов, объектов с максимально предсказуемыми характеристиками. Собственно, вокруг всего этого и крутится сегодня вся большая айтишная индустрия, чьи обороты измеряются уже почти триллионом долларов. Именно на этой ниве пасутся компании, начиная от SAP, кончая С1. Но к конкурентной разведке все это прямого отношения не имеет. Хотя отдельные элементы экономико-статистических методов, позволяющих искать скрытые закономерности в данных входят в арсенал конкурентной разведки, доступной пока в основном крупному бизнесу.

Кроме того, под бизнес-аналитикой понимают использование вполне определенных методов типа SWOT анализа, рыночных сил Портера, таблицы МакКинси, так называемой Бостонской матрицы  и т.п. Все эти методы были исторически разработаны в рамках различных школ маркетинга и менеджмента и успешно используются ими. По каждому из этих методов существует большой объем русскоязычной литературы и материалов в интернете. Достаточно дискуссионным является вопрос, относятся ли они к конкурентной разведке. По мнению американцев, которые собственно и создали конкурентную разведку в ее классическом понимании, все эти методы являются важнейшими инструментами конкурентной разведки. Их обсуждают в соответствующих группах в LinkedIn, им посвящены главы в англоязычных книгах по конкурентной разведке и т.п.

В принципе, к любому методу надо относиться ровно также как к молотку. Если он выполняет свою функцию, то он вполне годен. В этом смысле указанные выше классические маркетинговые инструменты конечно же применяются в конкурентной разведке, но не являются ее основным и собственным инструментарием. Они – суть вспомогательные методы. Более того, в силу особенностей российской деловой среды, использование рыночных сил Портера, таблиц МакКинси и Бостонских матриц крайне затруднительно. Они ориентированы на так называемый классический, либо совершенный рынок. А наш рынок похож на совершенный рынок также как Фотльцваген на Бентли.  Поэтому, конечно, знать об этих методах надо. Можно ими и пользоваться. Но считать их альфой и омегой разведывательного анализа в реалиях российского бизнеса – весьма забавно.

Отдельной песней является бенчмаркинг. Говоря по-русски, это сравнение своей компании, ее продуктов, бизнес-процессов и т.п. с конкурентами. Исторически американская конкурентная разведка в каком-то смысле даже выросла из бенчмаркинга. Это было связано с тем, что конкурентная разведка в США появилась, прежде всего, не просто в сфере реальной экономики, а непосредственно в производственной сфере. Соответственно ее работа была направлена на выявление лучших решений в производстве того или иного продукта и возможности их переноса на собственные предприятия.

В современной России, где почти треть внутреннего валового продукта составляет торговля, а значительную часть производящего сектора приходится на добычу полезных ископаемых, особенно, нефть, газ, необходимость применения бенчмаркинга весьма ограничена. Он конечно же полезен для реальной экономики, особенно производящей новую, не имеющей аналогов продукции, но положа руку на сердце скажем, а много ли у нас таких предприятий. Поэтому, классический бенчмаркинг, хотя и является кузеном конкурентной разведки, в России широкого практического применения в ближайшее время вряд ли найдет. В то же время, бенчмаркинг, как метод сравнительного бизнес-анализа процессов работы с клиентами, контрагентами вполне себе применим и полезен. Но хитростей здесь никаких нет, поскольку любой человек, практически занимающийся бизнесом. Хорошо знает, по каким параметрам надо сравнивать свою деятельность с деятельностью конкурентов. Для этого осваивать тонкости бизнес-анализа и читать академические тома, посвященные бенчмаркингу ему не обязательно.

В последнее время большинство зарубежных специалистов разделяют конкурентную разведку и бизнес-анализ, который в прямом переводе на русский означает бизнес-разведку, по принципу внешнее-внутреннее. CI или конкурентная разведка занимается внешней деловой средой, а BI или бизнес-анализ, соответственно, внутренней, тем, что происходит внутри компании.

Нулевая стадия

Полный курс аналитики для конкурентной разведки можно найти в книге Нежданова И.Ю. «Аналитическая разведка для бизнеса». Книгу советую прочитать, по меньшей мере, по двум причинам. В ней дан богатый материал по аналитической разведке применительно к нуждам бизнеса, и изложен понятным структурированным языком. Мы же остановимся на других аспектах и других методах конкурентного разведывательного анализа.

Нулевым уровнем аналитики является оценка собранной информации. Многие из специалистов, практиков, и авторов книг на эту тему выделяют оценку в самостоятельную стадию. Но сама по себе оценка предполагает анализ, ведь, в конечном счете, что такое анализ? Это понимание того или иного предмета. И не просто понимание, а возможность реализовать это понимание в каких-то прагматических целях. Например, денег заработать в бизнесе. Либо темную материю обнаружить в физике. Так что в оценке без анализа просто никуда. Но и анализ проводить без предварительной оценки информации тоже чревато пустой потерей времени и гарантировано неверным пониманием того или иного  предмета анализа.

Анализ информации, собранной из открытых, прямых и внутренних источников, целесообразно проводить как минимум по трем критериям: достоверности, полноты и актуальности.

Даже ежику, который заблудился в тумане, понятно, чем информация достовернее, тем жить лучше, тем решения будут приняты правильнее, тем методы конкурентной разведки использовались эффективнее. Существует только загвоздка. Поскольку конкурентная разведка действует строго в рамках закона, в отличие от промышленного шпионажа, который может себе позволить и разговор телефонный записать, и агента «завербовать», и шантажом документы добыть и много разного другого уголовно и административно наказуемого, то при всем богатстве инструментария конкурентной разведки надо признать, что он не безграничен и не всемогущ. Поэтому надо четко понимать: стопроцентно достоверная информация из открытых источников может быть, как правило, добыта о фактах, которые не представляют интереса для разведки. Зачем нужен разведчик, если факт  известен всем. А вот неочевидная информация, это информация, которую сложно многократно перепроверить и стопроцентно подтвердить.  Об ее достоверности судить много труднее. Она носит по необходимости вероятностный характер. Девид Кимши, один из самых известных руководителей израильских спецслужб писал: «Разведка почти никогда не имеет дело не просто со стопроцентно, но и с высоковероятной информацией. Как правило, информация, полученная даже от лучших агентов, имеет вероятный характер. Собственно, мастерством руководителя разведки и является умение на основе опыта, интуиции и знаний вынести суждение об уровне вероятности донесения и соответственно ценить его достоверность».

В бизнесе, также как в государственной разведке всегда требуется как-то определить  достоверность полученной информации. Есть много разных методов, но, к сожалению, они по многим причинам не всегда применимы в жизни. Поэтому зачастую берется на вооружение достаточно простой, но действенный метод. Он предполагает оценку по трем приоритетным маркерам:

- чем информация документированнее, тем при прочих равных условиях она достовернее. Конечно, и документы можно найти или получить устаревшие, либо не окончательные, а черновики, но, в общем, документ по большей части  достовернее сообщений в СМИ, особенно в нынешнее время, когда СМИ все чаще используются для намеренной дезинформации;

- если одни и те же сведения подтверждаются, хотя бы из двух независимых источников, это говорит о большей подтвержденности информации. Поэтому понимая, что неочевидную информацию подтвердить из многих источников невозможно, всегда надо стремиться иметь второе, хотя бы косвенное подтверждение тех сведений, относительно которых производится оценка их достоверности;

- третий маркер – авторитетность источника. Тогда, когда для конкурентной разведки добыча документов бывает затруднительна по законодательным причинам, а перепроверка сведений оказывается делом дорогостоящим, этот маркер будет выступать как основной. Чем в прошлом информация от источника оказывалась достовернее, тем выше вероятность того, что и в этот раз он не подведет. Хотя, к сожалению, не надо относиться к этому положению как к аксиоме. При прочих равных условиях официальные источники считаются более достоверными, чем неофициальные, если последние не имеют высокого уровня авторитетности.  В общем и целом платные лицензированные интернет источники информации более авторитетны, чем бесплатные. Информация, добытая при помощи специальных программных средств в основном более авторитетна, чем при помощи простого поисковика.

Исходя из этих трех маркеров, каждый в силу своего опыта и разумения может сделать вывод о достоверности информации. Единственное, стоит все время держать в голове, чем объект, к которому относится информация, сложнее, тем о достоверности судить труднее. Чем  больше интересует будущее, тем с большей неопределенностью в отношении достоверности нужно примириться в настоящем. И обязательно помнить, что достоверность носит, как правило, вероятностный, возможный характер.

С полнотой тоже понятно. Чем информация полнее, тем анализ качественнее. Но и здесь есть три препятствия. Не всю желаемую информацию можно получить, как не изощряйся законными методами. Кроме того, любая информация имеет цену, а организация – бюджет. Соответственно полнота информации диктуется с одной стороны имеющимися интеллектуальными и коммуникативными возможностями и программными продуктами, а с другой стороны, бюджетными ограничениями. Здесь по русской пословице – по одежке протягивай ножки.

Пословица, конечно, хороша, но какие-то принципы оценки полноты все-таки надо иметь. В качестве таковых в практической деятельности можно использовать два маркера:

- информацию можно считать минимально полной, если по каждой составляющей разведзадания имеется, хотя бы какая-то информация с допустимой для аналитика или ЛПР  степенью достоверности. Тогда можно работать дальше. Если не хватает информации хотя бы по  одному из параметров, то ни о какой полноте речь идти не может. Задание провалено. Надо возвращаться назад и дособирать информацию;

- возможность нахождения хотя бы одного удовлетворительного решения, для обеспечения которого и ведется разведработа. Здесь есть две тонкости. Конечно же, лучше, чтобы вариантов решения было больше, чем один. Вторая тонкость состоит в том, что этот маркер работает не на стадии анализа, а уже на стадии проектирования решения.

Что из этого следует? Необходимо установить допустимые минимальные критерии полноты, а дальше, в зависимости от конкретных обстоятельств определиться, какая полнота сведений достаточна для принятия управленческого решения. В любом случае это будет не столь привычная  количественная оценка, а оценочное суждение лица, принимающего решение, и его советников. Об этом надо помнить. И постоянно держать в голове, что оценка информации на полноту будет постоянно корректироваться по мере проведения анализа и  может создаться необходимость возобновить работу по сбору информации на любом этапе разведцикла. Надо быть готовым начать если не всю, то хотя бы часть работы заново.

Зато третий критерий – своевременность, является самым простым для оценки. Вот его-то в отличие от достоверности и полноты можно и контролировать, и проверять. Информация всегда нужна для решения задачи или как говорят в России «снятия проблемы». А и то и другое всегда привязано к конкретному сроку. Поэтому, самая полная достоверная информация будет абсолютно бесполезна, если будет представлена позже требуемого срока.

Поэтому в противоречие с очень многими уважаемыми специалистами, но в согласии с повседневной практикой бизнеса, я предложила бы простой способ оценки информации, собранной для анализа. Исходным критерием является срочность.  Затем устанавливаются ограничения по бюджету и определяется исходя из этого достижимая степень полноты информации. Хотя здесь оговорюсь. Мозги что называется, могут компенсировать и недостаток бюджета, и ограниченность программных средств, но лишь до определенного предела. Кадры, конечно, решают, но не совсем уж все. При всех бюджетах, мозгах и прочем, собранная информация по полноте должна удовлетворять тем двум маркерам минимальной достаточности, о которых речь шла выше. И уж на заключительной стадии проводится оценка информации на достоверность.  В итоге мы получим оценку информации на соответствие срокам, возможной полноте и достижимой  достоверности.

Разведанализ  — мышление о сложном

Когда кто-то встречается с термином, о котором хочется узнать больше, раньше лезли в многочисленные справочники, энциклопедии и монографии.  Теперь — прямая дорога в Википедию. Там можно выяснить, что анализ – это способ понимания путем разделения целого на части. Там еще много чего написано, но это все уже не важно. Обратим внимание на главное – разделение на части. На части делят, когда целое понять, и главное сделать с ним что-то, сразу сложно. Значит, по сути, анализ – это мышление о сложном. А аналитические методы – это способы понимания сложного.

Интересно, что существующая до сегодняшнего дня наука, разведка в современном ее понимании и классическое рыночное хозяйство появились практически в одно и то же время в Британии. В своей основе они имели аналитическую картину мира. Метафорой этой картины мира были часы. Предполагалось, что весь мир , все его составные части, общество, человеческая деятельность похожи на один большой механизм. Его можно собрать, разобрать, части поменять местами. Он подвержен простому конструированию, а самое главное целое полностью определяется частями, из которых оно состоит. Эта картина мира нашла отражение даже в английском языке, который по определению лингвистов так и называется «аналитический» язык.

Анализ бесспорно, бесконечно важен. Но сегодня уже понятно, что мир, и тем более общество – это не механизм. Целое, хотя и состоит из частей, но не сводится к ним. Сложные системы нельзя конструировать как простые механизмы.

Однако свойства человеческого мышления, которые вероятно связаны с психофизиологическими особенностями мозга таковы, что человеку достаточно сложно мыслить о сложном. К сложному он приходит через простое. Хорошо известно, что подавляющее большинство людей могут оперировать одновременно пятью-семью, максимум девятью, переменными или факторами. А число лиц, теорий, сценариев, которое человек может запомнить, освоить и постоянно держать в оперативной памяти не превышает примерно 150 или числа Данбарра. Поэтому, хотя ключевым в деятельности человека, как доказал великий русский психифизиолог П.Анохин является прогнозирование, а мышление, как выяснили два выдающихся психолога прошлого века В.Брушлинский и К.Юнг, представляет собой синтез через анализ, именно синтез является исходной мыслительной операцией, необходимой для любой эффективной работы как в обыденной жизни, так и в бизнесе.

Чтобы продвигаться дальше в нашей теме конкурентной разведки, необходимо совсем бегло остановиться на вероятно самом сложном предмете, с которым сталкивался человек – это самом себе и своем мышлении. Когда говорят об искусственном интеллекте, прогнозируют, появится он или нет, то возникает вопрос, как мы можем судить о прилагательном, если до конца не разобрались с существительным.

Сделаем маленькое отступление. Вот уже сорок лет мощнейшие компьютеры играют с человеком, причем не с простыми людьми, а с лучшими профессионалами в своей области, в игры. Началось все с шахмат. Успешно были повержены чемпионы мира. Закончилось на сегодняшний день Watson, победившим в игре «Внезапность», как ее называют в Америке. В промежутке машина обыграла человека в Го, шашки и чуть не выиграла в покер. Выяснилось, что там, где  человек с машиной соревнуется в решении счетных задач и где и человек, и машина должны действовать по установленным правилам, то машина уже сегодня справляется с задачами лучше  человека. Но, ни одна машина, по крайней мере, пока, не способна соперничать с человеком, если в задаче не определены правила или они могут меняться по ходу дела. Происходит это, прежде всего, из-за принципиальных различий в вычислениях машины и мышлении человека. А вот отсюда уже начинается не отвлечение, а самая что ни на есть наша прямая тема.

Машина действует по жестким алгоритмам  и все, в конечном счете, оцифровывает. Т.е. она считает, а затем на основе расчетов выполняет программу. Шаги программы собственно и называются алгоритмом. Они заранее прописаны и жестко зафиксированы. Даже самые современные технологии самопрограммирования, разрабатываемые знаменитым Массачусетским технологическим институтом, представляют собой в итоге все тот же жесткий алгоритм, позволяющий создавать другие жесткие последовательности операции, т.е. алгоритмы.

Человек, чему сегодня уже имеется огромное число подтверждений, добытых исследователями из самых разных областей знаний и практики, не мыслит числами. Он не мыслит даже словами. Хотя, как выяснилось, язык оказывает влияние на мышление, картину мира, программы действий. И все же наше мышление оперирует не словами, а скорее чем-то похожим на мыслеобразы.  И человек  не выполняет при мышлении какие-то команды, будь то одна или несколько параллельно.

Также на сегодняшний день сегодня твердо установлен факт, что всех людей можно в очень грубом приближении поделить на две группы – с так называемым правополушарным и левополушарным мышлением. У одних больше преобладает рассудок, логика, или как говорят, рацио. У других – целостное восприятие, которое часто отождествляют с эмоциями и с интуицией. В реальности, у каждого человека естественно задействовано и левое и правое полушарие. Более того, когда с одним из полушарий что-то случается, второе частично берет на себя функции травмированной части головного мозга.

Может возникнуть вопрос, какое это имеет отношение к разведанализу. Ответ простой. Разведанализ , как выяснилось в результате специальных исследований в США и Великобритании, у наиболее успешных аналитиков – это преимущественно левополушарное мышление в сложной обстановке, или в отношении сложного предмета.

Любое мышление, как сегодня уже ясно, начинается с наложения фактов, будь то в совершенно обыденной жизни или в бизнесе на уже имеющуюся у человека некую модель или образ мира. Т.е. он не смотрит на эти факты непосредственно, а воспринимает их через призму этой самой модели, т.е. фактически смотрит на мир через своеобразное стекло.

Это очень важно. Чем у человека эта модель более приспособлена к его профессиональной деятельности, чем она содержит больше ячеек, связей и т.п., тем быстрее и лучше он справится со своей профессиональной задачей. И уж совсем идеально, если он способен генерировать ни одну, а несколько моделей мира и пользоваться ими в практической деятельности.  Модель, соответственно, – это опыт определенным образом упакованный, структурированный и готовый к использованию. Отсюда понятно, поскольку опыт у людей разный, способности тоже отличаются, то и модели у каждого – свои. По этому поводу точно заметил Александр Поп: «Наши взгляды, как наши часы. Все они показывают разное время, но каждый верит только своим».

От моделей зависит и восприятие фактов, явлений, событий и их понимание. Исследователи Гарвардского университета установили, что 90% ошибок мышления связано с ошибками восприятия, а 80% ошибок в принятии решения – с ошибками понимания. Исследователи знаменитого Центра Пало-Альто определили: 60% ошибок восприятия связаны с неудачными моделями, а еще 40% — с рассеянным вниманием.

Если человек  действует на основании неэффективных моделей, то при решении любой проблемы он, как правило, использует привычные,  шаблонные решения и действует методом простого перебора. Этот метод мышления самый распространенный и надо признать достаточно эффективный, но только в обыденной жизни и в простых ситуациях. При таком методе решение подсказывает исключительно прошлый опыт или воспоминание о случавшихся ранее схожих ситуациях.

В сложных ситуациях метод дает сбои. Здесь шаблонные решения не подходят,  необходимо осознанное мышление. Чтобы не углубляться в дебри гуманитарных наук просто скажу: осознанное мышление – это когда человек подходит к проблеме, используя те или иные инструменты мышления. Т.е. применяет для решения каких-то задач инструмент подобно тому, как использует автомобиль для передвижения. Ведь бессознательно можно бродить по городу, а вот бессознательная езда – это до первого столба, либо до первой встречной машины.

Исторически, такие инструменты мышления получили название логик. В самом широком смысле этого слова, логика – это метод, если хотите инструмент,  осознанного мышления. А любой инструмент предполагает правила.

Вот логика собственно и родилась, как наука о правильном мышлении. Родилась она в древней Греции из искусства полемики, или из искусства ведения спора. Кстати, само по себе искусство ведения спора было тесно связано с военным искусством. Зачастую самыми известными полемистами и оказывались знаменитые военачальники. Соответственно, спор трактовался как своего рода битва, лобовое столкновение, которое ведется по определенным законам.  В любом поединке должен быть победитель. Для того чтобы выявить победителя в словесных поединках были установлены правила. Когда система доказательств и опровержений им соответствовала, человек признавался победителем. А тот, кто их нарушал, соответственно,  проигравшим. Затем Аристотель перенес эти правила из искусства спора на мышление, на систему рассуждений о чем-либо и письменные тексты. И появилась наука логики. Наука эта предполагает, что любое высказывание, либо любая мысль может принимать только два значения – истинное или ложное. А для того, чтобы установить, истинное оно, либо ложное, Аристотелем и были обобщены сложившиеся на практике правила взаимосвязи между высказываниями. Как ни удивительно, Аристотелева логика существует до сих пор и большинство людей в обыденной жизни и в бизнесе продолжают пользоваться именно ей.

Но здесь та же ситуация, что с использованием готовых шаблонов при решении новых задач. Во многих простых ситуациях такая логика подходит, а в хотя бы немного  сложных – категорически не работает. Приведем только один пример с логикой и шаблонами. Предположим, что Семен Рабинович – банкир и Петр Иванов – банкир. Это нам известно. Принято, что банкиры – это богатые люди. Следуя логике Аристотеля и привычке использовать шаблоны получается, что и Семен Рабинович и Петр Иванов – оба богатые люди. А на практике может быть, что один из них богат, а второму не повезло, он разорился и стал бедняком.

Логики тоже поняли это и, начиная с 20-х годов еще прошлого века стали разрабатывать более сложные логики. Первый это сделал русский ученый Н.А.Васильев, создавший «воображаемую логику». Затем поляк Ян Лукасевич построил логику уже для трех значений — истинно, ложно и неизвестно. А наш недавно умерший гениальный логик и  писатель А.Зиновьев создал комплексную логику, в рамках которой можно создавать любые правила мышления, с любой шкалой оценки истинности-ложности и других шкал оценки суждений. Поскольку любая логика стремится к формализации, то комплексная логика тоже была формализована американцем азербайджанского происхождения Л.А.Заде. Она получила название «нечеткая логика». В «нечеткой логике» любое высказывание, либо суждение о факте носит вероятностный характер и принимает любое значение – от ноля до единицы.  Бизнес, как раз, и действует в условиях перманентной нечеткой логики.

В сложных ситуациях, а их в нашей жизни и бизнесе становится все больше, мы сами не зная того, действуем по логике Зиновьева или «нечеткой логике». Она предполагает, что существует много логик или много правил, и они могут использоваться одновременно или порознь и существует множество систем оценок, которые меняются в зависимости от ситуации. Соответственно, все аналитические методы можно представить как частные случаи логического мышления по Зиновьеву. Все изложенное выше достаточно убедительно показывает, что ни одну сложную проблему, используя привычные шаблоны и формальную логику не решить. Для этого нужно взять на вооружение аналитические методы работы с информацией.

Необходимый минимум инструментов разведывательного анализа

В жизни, в бизнесе, при чтении деловой литературы, на интернет-сайтах мы часто встречаемся с терминами метод, инструмент, прием.  Зачастую они используются как синонимы, подменяют друг друга. Мы же будем различать их. Метод – это базирующийся на тех или иных научных достижениях способ понимания мира и его фрагментов.  Метод – это описание того, как делать. Документированный способ действия. Технология – это инструментальное подкрепление метода, его программно-аппаратная часть с инструкциями по их использованию. А прием – это навык овладения инструментом, технологией. Написано это не для того, чтобы отнять у читателя несколько минут времени, а для того, чтобы пояснить, как работать с этой и последующими главами.

В главе будет дана суть методов в самом сжатом изложении. А инструменты по каждому из методов будут вынесены в Приложения  . Тем самым, надеюсь, у читателя будет возможность применять технологии на практике.

Пару слов о том, как использовать и выбирать методы. Чем проще задача, тем меньшим числом методов анализа можно обойтись. Чем меньше информации, тем больше методов анализа надо использовать. Замечено, что нехватку информации до определенной степени можно компенсировать разнообразием инструментов. Помните народное – «голь на выдумку хитра». Вот это и есть фиксация такой зависимости. Но напоминаю про минимальные критерии достоверности и полноты информации. Если информация им  не соответствует, то никакой инструмент не поможет.

Поскольку все методы анализа применять одновременно невозможно, то последовательность и выбор методов определяются индивидуальными предпочтениями и навыками в работе с ними и  имеющимся программным инструментарием, а самое главное, самим предметом анализа. Поэтому описание методов будет дано не в порядке их важности либо применимости, а произвольно.

Системный метод

Начнем с системного анализа. И не просто с системного анализа, а его элементарного варианта. В своем наиболее простом виде системный анализ предполагает разделение всего на три составных части: внешнюю среду, среду существования системы и систему. Поясним, почему на три, а не на две, как часто пишут. Дело в том, что сегодня и жизнь и наука все больше склоняются к идее всеобщей взаимосвязи. В конечном счете, так оно и есть. Но та же жизнь показывает: все факторы, условия, события, процессы, применительно к анализу данной задачи можно поделить на две группы.  Одной  можно пренебречь, а другой ни в коем случае пренебречь нельзя. Поэтому еще при постановке разведзадания необходимо сосредоточиться только на среде существования системы и самой системе.

Далее системный анализ предполагает, что каждый объект мы рассматриваем, как взаимодействующие между собой элементы, испытывающие на себе воздействие этой самой среды существования.  Соответственно, мы должны выделить саму систему, те параметры среды существования, которые на нее воздействуют и на которые воздействует она, элементы из которых состоит система и связи между ними. Для выделения системы особенно важно определить те качества или параметры, которыми обладает только система в целом и не обладают входящие в ее состав элементы.  Кроме того, задаются входные, выходные и воздействующие параметры, причем не обязательно в количественном виде.

Анализ состоит, по сути, в выяснении нескольких вопросов:

-  какие внешние факторы воздействуют на систему и как она воздействует на свою среду существования. При этом особое внимание обращается на разделение внешних факторов, воздействующих на систему на две группы – те, которые никак не зависят от системы и те, на которые система как-то может повлиять;

- определение элементов системы и взаимосвязи между ними. При этом выделяются такие взаимосвязи, которые отграничивают систему от внешней среды и собственно делают совокупности элементов единым целым, т.е. системой. Эти же связи определяют и функции системы, ее качества, как единого целого, не сводимого к качествам, самостоятельных систем элементов. Вообще в классической работе по системному анализу, написанной еще в семидесятые годы прошлого века, но утерявшую свое значение до сегодняшних дней С.Оптнер писал, что при анализе систем применяется тот же подход, что для работы с «черным ящиком», т.е. смотрится вход, выход системы. Но в отличие от «черного ящика» при системном подходе выясняется еще и его содержимое. Он становится прозрачным, выясняется, как входные параметры преобразуются в выходные. Как на них влияет среда существования и как воздействует на нее система;

- определяется, как со временем меняются взаимосвязи между элементами системы, и к каким изменениям это приводит во взаимодействии  системы с ее внешней средой.

В самом первом приближении это и составляет суть метода системного анализа. Для тех, кто хочет более детально ознакомиться с его применением для решения разнообразных бизнес задач в доступном и достаточно подробном изложении, рекомендую книги Д.Гараедаги «Системное мышление» и замечательную книгу «Системный анализ и методы системотехники» Б.А.Резникова, написанные толково, понятно и доступно. Некоторые алгоритмы системного подхода, схемы и формы даны в Приложении № 12  .

Причинно-следственный метод

Хорошо известно: все в мире имеет причину, а соответственно и следствие. Правда, к сожалению, у каждого следствия бывает не одна причина, а несколько. А в сложных системах, к которым относятся все системы с участием человека, характерен еще и феномен кольцевой причинности. Кольцевая причинность имеет место тогда, когда причины и следствия постоянно меняются местами. Тем не менее, причинно-следственный анализ обязательно должен войти в арсенал методов разведывательного анализа. В своем самом простом варианте его еще называют методом «Пяти почему». В самом общем виде он может быть сведен к следующим основным компонентам:

- выбирается объект, относительно которого ищется причина. В качестве объекта могут выступать события, проблемы, сложившаяся ситуация на рынке, появившаяся запатентованная технология и т.п. В терминах событий, их причин и следствий может быть понято абсолютно все, что относится к предмету разведдеятельности. Поскольку событий в рамках одного разведзадания как правило много, а иногда и очень много, то с чего-то надо начинать.;

- для того чтобы выбрать начальное событие для анализа, можно использовать метод главного звена или теорию ограничений, которую мы коротко опишем в Приложении № 13;

- поскольку у событий имеется несколько причин, то сначала надо установить, что называется причины «первого порядка», т.е. е причины, которые прямо связаны с данным событием;

- в подавляющем большинстве  бизнес-ситуаций и соответственно задач, стоящих перед разведкой требуется не ограничиваться причинами первого порядка, пойти вглубь. Как далеко пойти вглубь зависит от времени, объема имеющейся у вас информации и ресурсов. Но как показывает бизнес практика, обобщенная исследователями изучавшими проблему в самых различных странах вполне достаточно оказывается снисхождения на три-пять уровней.

Соответственно на выходе вы получите «дерево причин» главного события. Таких деревьев в разведанализе надо построить от одного до пяти. Поясню. В малом бизнесе, как правило, достаточно в большинстве случаев построить «дерево» для одного главного события, в небольшом – для трех взаимосвязанных между собой событий. А в среднем, и тем более крупном бизнесе – пяти деревьев.

Для тех, кто хочет глубоко освоить этот метод можно порекомендовать книгу Б.Андерсена «Анализ основной причины», а алгоритм, процедуры и схемы использования этого метода даны в Приложении № 14  .

Функционально-ресурсный анализ

Этот метод анализа под названием функционально-стоимостной анализ  родился для решения технических задач во второй половине ХХ века. Постепенно он нашел свое распространение и для решения бизнес-задач, был включен в бизнес-аналитику. Было бы расточительством не интегрировать его в арсенал методов разведанализа.

По сути, функционально-ресурсный анализ предполагает выявление функций системы и ресурсов требуемых для реализации этой функции. Применительно к разведанализу его основными компонентами являются:

- выявление всех функций объекта разведанализа. Вот здесь придется привести пример, хотя стараюсь не отвлекать ими внимание читателей. Например, возьмем человека, который выполняет функцию коммерческого директора. Но ведь понятно, что эта функция является для человека далеко не единственной. Он имеет круг деловых партнеров и там у него другая функция. У него есть сфера общения и там иной функционал. Наконец, его связывают личные отношения и там опять же свои функции. Вот совокупность всех функций и представляет собой полный функционал. Причем, если не все, то многие функции могут иметь прямое и непосредственное отношение к объекту нашей разведдеятельности. Поэтому первый компонент – это выявление функционала объекта;

- функциональный анализ всегда предполагает выделение главной функции. Применительно к разведанализу она должна быть не только выделена, но и проанализирована в свойственных разведанализу терминах возможностей, рисков, угроз и т.п.;

- выполнение любых функций требует от человека затрат определенных ресурсов. Ресурсы могут быть самыми различными – деньги, время, знания и т.п. Соответственно каждая функция должна быть увязана с ресурсами, которые задействованы для выполнения функции. В ходе анализа необходимо определить, на какие функции сколько уходит ресурсов.

На выходе функционально-ресурсного анализа мы получим функционально-ресурсную матрицу, которая и будет результатом нашего анализа. Затем эта матрица должны быть проинтерпретирована опять же в терминах разведзадания.

Алгоритм, формы и процедуры функцинально-ресурсного метода в разведанализе даны в приложении № 15 .

Морфологический анализ

Морфология в переводе с  греческого – наука о строении. Этот метод изобрел еще в средние века знаменитый алхимик Раймунд Луллий. Второе свое рождение он получил во второй половине ХХ века. Его переоткрыл немецкий ученый-изобретатель, бизнесмен, а в последующем промышленник, Ф. Цвикки. Он применил для анализа и решения в основном технических задач метод так называемого «морфологического ящика». «Морфологический ящик» получался у него следующим образом. Он брал какой-то класс технических устройств, которые представлял как систему. Выделял в ней элементы, связи и их характеристики. Затем строил матрицу. И анализировал каждую клеточку этой матрицы на предмет решения своей задачи. Т.е. можно сказать в самом простом виде это был метод перебора всех возможных вариантов решений, которые определялись строением системы, свойствами системы, ее элементов и  их характеристиками. Несмотря на простоту метод  Ф.Цвикки принес миллионы марок, поскольку применяя его он смог создать целый ряд новых технических изделий.

Затем метод Ф.Цвикки стал использоваться для анализа не только технических, но и практически любых систем, включая бизнес. Но здесь возникла проблема. Бизнес системы оказались похожи на матрешку. В науке это называется фрактальностью. Т.е. когда каждый элемент системы сам по себе является системой. В результате размеры или как говорят в науке размерность «морфологического ящика» оказалась такова, что человек его просто не смог его анализировать.

Начиная с 70-х годов прошлого века в России В.М.Одрин разрабатывает специальные процедуры, которые позволяют морфологический метод существенно усовершенствовать и превратить по сути в метод структурного анализа и конструирования, применимый к любым системам.

В самом простом виде метод В.М.Одрина можно свести к такой последовательности операций:

-  поскольку любая система очень сложна, то главным является отбор тех элементов, связей и их характеристик, которые важны с точки зрения задачи. Вот этот-то отбор с позиций задачи и производится с самого начала. Задача также задает и глубину просмотра элементов;

- глубина просмотра элементов означает построение иерархии, где любой элемент системы рассматривается как подсистема. Вот исходя из задачи мы устанавливаем количество уровней иерархии;

- после этого строится древовидная иерархическая матрица. В переводе на русский язык это означает, что мы строим матрицу ровно на столько уровней глубины, сколько нам нужно для решения задачи.

В результате применения метода мы получаем своего рода полную структуру того или иного объекта с точки зрения решаемой задачки. Затем  интерпретируем эту структуру в терминах нашего разведзадания.

Метод является просто незаменимым для любого анализа, поскольку позволяет уяснить и структурировать любую проблему. А особенности человеческого мышления таковы, что со структурированными проблемами оно справляется лучше.

Универсальность метода, кстати, очень быстро оценили все, начиная от управленцев и разведчиков, заканчивая главными конструкторами сложных систем – от атомных станций до межконтинентальных ракет. Было принято решение начать поголовное обучение методу Одрина высококвалифицированных профессионалов по самым различным специальностям. Но Советский Союз развалился, автор уехал на Украину и метод оказался практически забыт.

Надо сказать, что большинство методов, принятых сегодня в бизнес анализе, типа SWOT матриц, Пяти рыночных сил Портера и пр., являются «вырожденными», в смысле примитизированными до предела, методами использования морфологического анализа в старом его понимании. Об этом можно, кстати, прочитать в очень полезной для инструментального овладения методами бизнес анализа книге Ю. и М. Учителей «SWOT анализ и синтез – основа формирования стратегии организации». Некоторые алгоритмы, формы и процедуры метода морфологического анализа даны в Приложении № 16 . За это большая благодарность В.Одрину и А.Шереденко любезно предоставивших мне материалы их работ.

Диалектический анализ

Есть хорошая пословица на счет воды и ребенка. С диалектическим анализом произошла ровно подобная ситуация. Сначала его в извращенной форме десятилетиями изучали в любом советском ВУЗе вне зависимости от его профиля. А потом с исчезновением Советского Союза диалектический анализ сгинул в черную дыру.

Между тем, диалектический анализ не начался с Советского Союза и им не закончится. Ради справедливости надо сказать, что когда изучали диалектический анализ в особо извращенной форме диалектического материализма, то упоминали опять же древних греков Гераклида и Сократа, гораздо менее древних немцев, живших в 18 веке – Фейербаха и Гегеля, ну и естественно не забывали про К.Маркса, Ф.Энгельса и  В.Ленина.

Буквально в последние годы параллельно в Санкт-Петербурге группа Переслегина и в Институте Пало-Альто, вернулись к переосмыслению диалектической логики и на ее основе пытаются разработать новый инструментарий.

Почему это произошло? Оказалось, что если освободить диалектическую логику от идеологических наслоений, то она позволяет понимать и описывать сложные динамические процессы. А самое главное, делать это в достаточно компактной форме. Компактность очень важна. Возможность оперирования информацией человеком не беспредельны и чем лучше мы можем упаковать в понятия и термины, которыми оперируем в анализе, события, объекты и процессы реального мира, тем больше шансов у нас перевести понимание в правильное решение.

Соответственно диалектический анализ должен найти свое место среди аналитических инструментов разведчика. В самом сконденсированном виде этот анализ предполагает выделение трех аспектов:

- в любом объекте, процессе, и тем более, сложной системе есть внутренние противоречия или конфликты. Здесь важно, что внимание фокусируется именно на внутренних, а не внешних противоречиях и конфликтах. Чем сложнее система, тем конфликтов больше. Поэтому мало выявить эти противоречия (конфликты), но и важно установить взаимосвязь между ними и определить тот главный конфликт, от которого зависит существование и изменение системы.  В классической диалектической логике это называлось Законом единства и борьбы противоположностей;

- любой объект изменяется. Чем проще объект, тем меньше вариантов изменений. Изменения бывают  в пределах одного состояния объекта – постепенные, либо когда объект переходит из одного состояния в другое, скачкообразно. В диалектическом анализе необходимо определить, какие параметры объекта изменяются, и где проходит граница между постепенными и скачкообразными или как говорят на современном языке – фазовыми изменениями. В классической диалектике это называлось переходом количества в качество.

Проиллюстрируем это двумя бытовыми примерами. Любой даже самый сложный механизм является простой системой по сравнению с любым живым организмом, а любой живой организм проще, чем система, где участвует человек. Так вот возьмем простую систему — автомобиль. Есть у него такая деталь – тормозные колодки. По мере эксплуатации они истончаются. Начиная с определенного предела, они просто перестают работать. Вот здесь как раз и происходит переход количества в качество. В технических науках это реализуется через анализ надежности. Второй житейский пример – из жизни людей. Был профессионал, работал себе. По мере роста своих профессиональных навыков и умений его вполне удовлетворяло периодическое повышение зарплаты. Т.е. он продолжал действовать в пределах своих компетенций и должности. Но, начиная с определенного порога, просто повышение зарплаты его уже перестало устраивать, и он захотел занять другую должность, т.е. позицию в иерархии, либо перейти в другую более известную компанию. Опять же переход количества в качество. Даже в абсолютно тривиальных задачах важно знать границы фазового перехода. А там где нужно применять разведметоды выявление границ такого фазового перехода – просто первое дело;

- третий закон классической диалектики – это закон отрицания отрицания. Вот здесь, как правило, начинались, что называется сплошные «непонятки». Между тем, этот закон заключает в себе характеристики, присущие практически всем явлениям. С переходом систем в новое фазовое состояние, она приобретает иные свойства и характеристики. В новом состоянии системы то, что ранее было главным, часто становится второстепенным. Это было замечено еще в Библии, где записано: «и последние станут первыми». И наконец, любая система даже в измененном состоянии несет в себе свою историю. Причем эмпирически замечено, что во многих системах новое состояние является в значительных чертах повторением старого, только в гораздо более сложной форме. Причем, старого не непосредственно предшествующего новому фазовому состоянию, а бывшее до этого. Чем сложнее система, тем последняя закономерность действует с большей вероятностью.

В разведанализе диалектический метод надо использовать при анализе процессов, делая акцент на выявлении противоречий, условиях фазового перехода и исторической обусловленности поведения сложной системы.

Вот, к сожалению, с книжками проблема. Гегеля советовать прочитать просто бессмысленно. Такие книги сейчас не читают. Популярного изложения диалектической логики не существует. Поэтому я постаралась сделать чуть более подробным, практически ориентированным Приложение № 17, которым можно инструментально пользоваться.

Сетевой анализ

По мнению подавляющего большинства аналитиков, державой ХХI века будет Китай. Собственно уже сегодня он является главным двигателем всей мировой экономики. Поэтому далеко не случайно, что с конца прошлого века и особенно интенсивно в веке нынешнем и Запад стал брать на вооружение методы исторически присущие китайской мысли.

Одним из таких методов является метод сетевого анализа. Даосизм, который предопределил всю китайскую мысль, теорию и практику в государственном и хозяйственном  управлении, военной стратегии и т.п. исходил из понимания мира, как из  динамичной паутины связей, вьющейся вокруг естественных законов и обладающих высокой изменчивостью.

Интернет с одной стороны и работа со сложными в первую очередь живыми системами – с другой подтолкнули разработки в области  сетевого анализа. Надо сразу оговориться, что математика сетями занималась еще с начала прошлого века и разработала до чрезвычайности изощренный аппарат.

Сетевой анализ можно применять к сетям, состоящим абсолютно из любых объектов. В качестве таковых могут выступать люди, компании, события, даже патенты и изобретения.

При проведении сетевого анализа обязательно выполняется несколько последовательных операций:

- определяется размерность анализа. Т.е. вводится ограничение по количеству анализируемых связей. Поскольку все связано со всем, то мы сразу же должны установить, сколько шагов связей нас интересует. Чем больше шагов, тем соответственно больше участников. А поскольку доказано, для любой сети число связей между участниками растет не в арифметической, а в геометрической прогрессии, то с увеличением числа шагов размерность увеличивается неимоверно. Начиная с определенной размерности, анализ невозможно проводить вручную;

- связи, исходя из поставленной перед аналитиком задачи, получают характеристики. Характеристики могут быть как количественные, так и качественные. Здесь я бы сразу хотела предостеречь от представления всех характеристик, важных с точки зрения задачи,  в количественной форме. Поясню. Например, мы рассматриваем связи между людьми. И характеризуем их для простоты только двумя параметрами: сильная – слабая и господствующий – подчиненный – равный. В принципе первый параметр может быть вполне измерим. Второй измерить количественно сложно. Тем не менее, во многих компьютерных программах, во многих руководствах предлагается качественные параметры переводить в количественные. Делается это примерно так. Господствующий +1, равный 0, подчиненный -1. Вроде бы можно, но абсолютно бессмысленно. Дело в том, что в количественную форму имеет смысл переводить лишь то, что можно вычислить, используя для этого четыре действия арифметики, либо более сложные методы высшей математики. Но беда, которую осознают математики, состоит в том, что, такое исчисление искусственно построенных числовых шкал качественных характеристик в очень многих случаях совершенно искажает картину и абсолютно бессмысленно для практического применения. Например, не смысла складывать машины и собак;

-  определяются узлы сети, т.е. объекты, обладающие наибольшим числом связей и связями с наиболее важными характеристиками, исчисленными как количественно, так и оцененными качественно.

Сетевой анализ позволяет уяснить картину и является еще одним методом структуризации, а значит и упаковки сложных систем в вид доступный для понимания. При сетевом разведывательном анализе естественно необходимо выявление сетки связей, ее узлов и в первую очередь характеристик этих узлов. После этого, как обычно, необходимо провести интерпретацию полученной картины применительно к задаче по параметрам возможностей, преимуществ, угроз, препятствий, рисков и т.п.

С учетом того, что в последнее время появился целый ряд программ, позволяющий производить сетевой анализ, можно порекомендовать две программы. Наиболее приспособленная для методов конкурентной разведки – это уже упоминавшаяся программа Maltego 3.0. Сайт программы www.paterva.com.  Можно использовать также программу Sentinel Visualizer от www.fmsasg.com. Стоит она примерно поездку на двоих на неделю в средний отель в Египте.

Анализ связностей

Анализ связностей лежит в основе любой следственной деятельности. Он является своего рода комбинацией причинно-следственного анализа  и анализа сложных сетей. Его используют даже обычные детективы, не знающие аналитических методов, применяя по наитию, что называется исходя из здравого смысла. По сути, любое расследование – это идентификация, т.е. установление связи с определенным событием человека либо группы людей по каким-то признакам. У детективов их называют уликами.

Как отметили в одном из лучших аналитических центров мира «Rand» «многие из аналитических методов, если их хорошо поскрести – это отточенный и структурированный здравый смысл». К анализу связанностей высказывание относится в полной мере. Мы идентифицируем любой интересующий по условиям разведзадания объект с чем-либо, что важно для решения задачи, ради которой собственно и выполняется разведзадание.

Анализ связностей выполняется при помощи нескольких действий:

- определяются классы объектов, которые будут участвовать в процессе выявления связанностей. Поясним на примере. Нам надо выяснить связанность между человеком и событием. Тогда мы выделяем следующие классы объектов: события, компании, люди, место, время, предметы и т.п. Естественно, что в каждом классе должно быть несколько его представителей. Количество представителей в классе или его размерность зависит от того, вручную или с использованием программ происходит  работа;

- устанавливаются связи между объектами, относящимися к различным классам. На этой стадии производится идентификация  между представителями интересующего Вас класса по условиям задачи, например, человека, с другими классами – событиями, местом, временем, компаниями и т.п.;

- выявляются связи внутри классов.

В результате такого подхода происходит идентификация  объекта разведдеятельности по интересующим признакам. И устанавливаются все необходимые связи.

Лучшей литературой, позволяющей понять практическое использование анализа связностей, является взятые наугад несколько рассказов Конан Дойля о Шерлоке Холмсе. Не зря вот уже более 100 лет они используются при подготовке аналитиков не только в области расследований, но и в сфере разведке, а также политических аналитиков.

Анализ связностей удобно проводить, используя отечественную базу CronosPro, правда я уже писала раньше, что для этого нужно три свободных дня, чтобы овладеть техникой работы с ней и отказаться от одного похода в хороший суши бар на двоих

Разместить Вконтакте Разместить в Твиттере Разместить в Фейсбуке Разместить в Живом Журнале
Вернуться к списку

Еще в этом разделе:

Конкурентная разведка или что?

Конкурентная разведка и промышленный шпионаж

Служба Безопасности может работать не только на «земле»

Конкурентная разведка и небольшие компании. Ющук Евгений Леонидович.

Почему нельзя переоценивать роль Интернета в конкурентной разведке.Ющук Евгений Леонидович.

Дмитрий Петряшов. Аудит сбыта как условие для повышения эффективности продаж.

Кейс. Конспектирование как способ анализа текстов. Ющук Евгений Леонидович.

Конфликты потребителей и компаний в социальных сетях. Проблемы и решения. Ющук Евгений Леонидович

Основы борьбы с негативом на Интернет-форумах. Использование Интернет-форумов в информационных войнах. Евгений Ющук.

Постоянные анонимные ники на Интернет-форумах. Уязвимости и тактика противодействия. Ющук Евгений Леонидович.

Кейс. Получение от конкурентов информации о лучших рекламоносителях

Аналитик должен уметь абстрагироваться от опыта. И оценивать только факты. Ющук Евгений Леонидович.

О домыслах. К вопросу работы с людьми в Конкурентной разведке. Ющук Евгений Леонидович.

Кейс. Пример социальной инженерии.

Бизнес-разведка: законные методы и запрещенные приемы. Ющук Евгений Леонидович.

Берсенёв В.Л., Ющук Е.Л. Феномен конкурентной разведки: основы теоретического анализа / Препринт.

Кейс о классике разведки: «Читайте СМИ, расположенные максимально близко к объекту»

Конкурентная разведка и Закон об ОРД. Адаптация методов спецслужб к гражданскому обороту — конкурентной разведке.

Немного из науки. Институционализация конкурентной разведки, или о том, надо ли срочно делать «Закон о Конкурентной разведке»

Разведка, Конкурентная разведка и мой конспект генерала Плэтта. Ющук Евгений Леонидович.

Три законных технологии конкурентной разведки, об «этичности» которых больше всего споров

Современный промышленный шпионаж (Видео). Ющук Евгений Леонидович.

Лекции Андрея Масаловича по конкурентной разведке.

Александр Митрофанов - об особенностях современной работы с информацией

Установление адреса по фото интерьера и фасада объекта

Кейс из моей практики. Социальная инженерия «под чужим флагом». Ющук Евгений Леонидович.

Конкурентная разведка в «Высшей лиге» бизнеса. Евгений Ющук.

Классический кошмар аналитика: интерпретация поведения объекта. Ющук Евгений Леонидович

Конкурентная разведка – источники информации и организация работы с ними. Александр Кузин, Евгений Ющук.

Блогеры и СМИ - перспективы взаимоотношений. Евгений Ющук.

Краткая история развития конкурентной разведки в России. Как я ее вижу. Евгений Ющук.

Личное экспертно-аналитическое поле крупного руководителя

Кейс. О пользе анализа текстов. Ющук Евгений Леонидович.

Оперативно-розыскные мероприятия и Конкурентная разведка. Ющук Евгений Леонидович.

Национальные угрозы России: Когнитивное оружие

Информационная война органично интегрирована в обычную войну - теперь и Россией

Ющук Евгений Леонидович: комментарий LifeNews об информационном компоненте в истории с малазийским Боингом в ДНР

Что такое Конкурентная разведка и роль Евгения Ющука в ней

К вопросу о том, чем занимается Конкурентная разведка

Конкурентная разведка и Уголовный Кодекс

Образец открытого отчета разведки США. На примере истории с кибератаками

Кейс. Факты в разведке ничего не значат

Уровни реализации задач Конкурентной разведки в политике, бизнесе, госуправлении

Негативно-имиджевая война. Побеждает тот, кто стреляет вторым, но попадает первым

Вернуться к списку

Корпоративные курсы Евгения Ющука по Конкурентной разведке. Адаптируются под потребности заказчика. Много практики. Решение конкретных задач предприятия.
«Дезинформация и активные мероприятия в бизнесе» - книга уже в продаже!
«Конкурентная разведка: маркетинг рисков и возможностей» - второе издание уже в продаже!

Мои сайты

Ci-razvedka.ru

Razvedka-internet.ru

Yushchuk.livejournal.com

Фейсбук Евгения Ющука

 

ПРИМЕРЫ РАССЛЕДОВАНИЙ ЕВГЕНИЯ ЮЩУКА ПО ОТКРЫТЫМ ИСТОЧНИКАМ

 

* "Правый сектор" - организация, запрещенная в России по решению Верховного суда

Еще примеры расследований Евгения Ющука, выполненных по открытым источникам, можно посмотреть здесь.