Главная / Теория конкурентной разведки / Как не надо ходить на информационную войну. На примере ряда профессоров РАНХиГС, которые «выстрелили себе в ногу»

Как не надо ходить на информационную войну. На примере ряда профессоров РАНХиГС, которые «выстрелили себе в ногу»

ОБЩАЯ ДИСПОЗИЦИЯ — НЕ ТОЛЬКО ПРО РАНХиГС, ЕЁ ПРОФЕССОРОВ И РУКОВОДИТЕЛЕЙ

 

 

Основной проблемой тех, кто решил впервые выйти на фронт информационной войны, является непонимание одного простого факта.

Информационная война – это не игра в одни ворота. Это не прогулка парадным маршем. И даже не нападение из засады.

Информационная война – это драка. А значит, в ней вам «прилетит» однозначно и, кстати, совсем не факт, что симметрично.

Если вы к этому не готовы – не ходите на это мероприятие.

 

А если считаете, что готовы – сразу подумайте над тем, как будете себя чувствовать, когда вас поставят под микроскоп и ваши дела, которые ещё вчера никого не интересовали, начнут интересовать людей, относящихся к вам, мягко говоря, нехорошо.

 

Одна из групп риска – ректоры ВУЗов. В особенности, те, которым приходится сегодня эти ВУЗы «затачивать» под новые условия изменившейся окружающей действительности. Приходится им это делать, кстати не потому, что им так нравится, а потому, что этого требует изменившаяся обстановка.

 

Вы вдумайтесь: с одной стороны, в России системный, многоплановый экономический кризис и даже официальные лица прогнозируют падение ВВП. Что и неудивительно: структурные дисбалансы, плюс рухнувшие цены на нефть, плюс санкции, плюс грызня между США и Китаем, от которой постепенно шатается вся мировая экономика, плюс пандемия, которая раньше осени полностью вряд ли завершится.

Всё это неизбежно приведет к уменьшению бюджетного финансирования. А бюджетные места в ВУЗах – не главный приоритет в стране. Во всяком случае, те, на которые ломятся выпускники.

Это – одна сторона проблем.

 

Вторая сторона – возросшая требовательность слушателей к качеству образования. Люди готовы тратить деньги и время на то, что принесет им пользу, но не готовы тратить их на устаревшие знания замшелых теоретиков («замшелых» — т.е., отставших от жизни – ключевое слово).

 

Третья сторона — появление полноценных возможностей дистанционного образования. Я это утверждаю, как человек, который ведет вебинары уже лет примерно десять.

Этот момент, кстати, имеет как характер проблемы, так и характер новых возможностей.

Потому что, с одной стороны, такой «дистант» (при его нормальной реализации преподавателями) дает возможность центральным ВУЗам откусить кусок рынка у региональных ВУЗов, но, с другой стороны, открывает региональным ВУЗам возможность выйти за пределы региона и начать работать на всю страну (и даже за ее пределами).

 

Но!

 

В ВУЗах есть огромная когорта людей, которые задают ректорам вопрос: «А сколько мы будем получать»? Это не фигура речи, это буквально. И это во всех ВУЗах.

Не «зарабатывать». А именно «получать». Опции «заработать» у них нет и не было.

А не было этой опции потому, что нет существенного потока желающих платить деньги за выслушивание их точки зрения на проблемы, охватываемые их дисциплинами.

Если бы платежеспособный спрос на их представления о преподаваемой ими дисциплине был – они бы уже давно поставили собственную онлайн-кассу и собирали деньги безо всякого ВУЗа, с его, порой, запредельной бюрократией.

 

Более того, многие из этих «получателей получки» потратили многие годы жизни на написание никому не нужных научных (формально) работ, которые не имеют ни выраженной теоретической, ни выраженной практической ценности и, по сути, отражают лишь способность этих людей написать большой реферат по определенным правилам, а затем, с соблюдением множества бюрократических процедур, его провести через защиту.

Делали они всё это для того, чтобы проводить затем старость в тёплом помещении, с гарантированной получкой.

Подчеркиваю: я говорю именно о «получателях получки», труды которых не принесли ни человечеству в целом, ни теоретикам какой-либо науки ничего такого, что заставило бы вспоминать этих людей через сто лет.
Я не говорю о настоящих ученых, делающих открытия – которым (ученым), кстати приходится обычно преодолевать грандиозное сопротивление «получателей получки», потому что «получатели» отдают себе отчет в том, что на фоне реальных ученых смотрятся бледно. Впрочем, так было всегда и это не секрет.

 

 

ИТАК, СИСТЕМНАЯ ПРОБЛЕМА, ДЕЛАЮЩАЯ РЕКТОРОВ ВУЗов ГРУППОЙ РИСКА ПО ИНФОРМАЦИОННЫМ АТАКАМ

 

 

В ситуации, когда государство заставляет ВУЗы зарабатывать самостоятельно, резко обостряется конкуренция между ВУЗами.

«Получатели получки» при этом ощущают себя балластом – и, кстати, им реально являются. С «получателей получки» начинают требовать результат и увязывают с ним их «получку».

Это вызывает противодействие «получателей», которые вообще не ради работы, а ради синекуры шли по карьерной лестнице (нередко, по головам людей, как говорится).

 

У «получателей», как правило, нет административного ресурса, но зато есть регалии, которыми они могут попытаться трясти, в формулировке: «Убивают ВУЗ, разгоняют заслуженных».

Этот интерес «получателей» рано или поздно совпадает с интересом тех, кто заинтересован по собственным причинам в смене ректора ВУЗа.
Причины такого совпадения интересов интересами умельцев негативно-имиджевых технологий могут быть самыми разными – от личной неприязни или желания пропиарить какое-то общественное движение, до попытки взятия финансовых потоков под контроль.

 

В таком случае, «получатели получки» оказываются очень востребованы. У них наступает «минута славы».
Но вот потом всё зависит от того, что представляет из себя атакованный ректор.

Если он вор или дурак (сегодня это практически не встречается, т.к. естественный отбор уже прошёл) – ректор слетает.

 

Если же ректор не ворует, не дурак и его действия оправданны, с точки зрения меняющейся обстановки и в контексте поставленных государством задач – «получатели получки», решившие сходить на информационную войну, оказываются в положении бойцов штрафного батальона, отправленных в атаку.

Это, когда впереди – грандиозные проблемы, а вариант «провернуть фарш через мясорубку обратно» невозможен.

 

Блестяще выходили из ситуаций информационных атак, например, ректор УрФУ Виктор Кокшаров и ректор УрГЭУ Яков Силин.
Оценивая успешность/неуспешность, я рассматриваю не децибелы гвалта в острый период, а реальные последствия: уважение в обществе, продления контрактов, награды, поддержка вышестоящим руководством и так далее.
Понятно, что на посту ректора человек становится медийной персоной и вообще без конфликтов (а значит, и скандалов) обойтись невозможно.

 

Ну а сейчас тест на способность преодолевать медийные атаки проходит ректор Свердловского РАНХиГС Руслан Долженко.
Как господин Долженко пройдет эту ситуацию – покажет время, но пока, анализируя расклады у его оппонентов (точнее, «штрафников из группы прорыва») я склонен считать, что у Долженко весьма неплохие позиции.

 

 

КЕЙС СВЕРДЛОВСКОГО РАНХиГС, ПО СОСТОЯНИЮ НА 31.05.2020 г.

 

 

Ход атакующих

 

Атака на Долженко пошла по направлению: «Он разгоняет лучших и убивает ВУЗ». Атакующая сторона использовала анонимный «источник», который дал в СМИ информацию по двум линиям.

Первая линия: мол, лучшие из лучших уходят, президентскую надбавку не платят, 30%-ю надбавку тоже не платят, зарплаты упали, всё плохо, ВУЗ умрет.

Вторая линия: «Ученый Совет впервые в истории выступил против ректора. Это начало конца Долженко».

В комментариях к материалу «источника» появилась фамилия некоего профессора Ершова (прошу прощения за незнание состава преподавателей РАНХиГС, поэтому и «некоего») якобы «выдавленного» Русланом Долженко из ВУЗа.

Комментарии полились, как из рога изобилия – что, кстати, не характерно для материалов этого издания, и это создало ощущение искусственной «накрутки» негатива. Правда комментаторов было немного, но они оказались очень активны.

 

 

Ответный ход ректора Долженко

 

Руслан Долженко отмалчиваться не стал – и, на мой взгляд, правильно сделал.

 

В комментарии тому же изданию он пояснил, что президентская надбавка платится строго в объеме, указанном Президентом – она стала меньше, т.к. резервируются деньги на отпуска, но она в нормативе.
Т.е., по сути, её переплачивали ранее – о чем не рассказали атакующие.

Еще более интересным оказалось (как следует из всё того же комментария Долженко), что 30%-ная якобы снятая надбавка – это вообще не надбавка, а… премия.
Более того, как он пояснил, эта премия была снята не со всех, а лишь с тех, кто во время самоизоляции не вёл занятия дистанционно.
Там вообще довольно интересно по зарплатам прозвучало, кстати.

 

Руслан Долженко:
«Более того, наши расчеты показали, что по сравнению с апрелем 2019 года в этом году средняя зарплата осталась на том же уровне. Просто «злопыхатели» «забыли» рассказать о том, что мы в январе подняли оклады всем преподавателям, значительно повысили стоимость часа, сняли надбавки «переплаченным» сотрудникам административного аппарата, которые получали ее просто так.

Поэтому средняя зарплата не просто механически осталась прежней, но сократился разрыв между «недоплаченными» и «переплаченными» сотрудниками – по сути, между управленцами и преподавателями, которые реально тянут на себе учебный процесс, — объясняет Долженко.

— И я не снимал с сотрудников 30-процентную премию, это именно премия за фактические результаты труда, а не гарантированная надбавка. Мы собрали предложения с руководителей о том, кто как работал.
Тем, кто был в самоизоляции и при этом отказался работать дистанционно, — по решению руководителей подразделений мы сняли выплату премии. Всем, кто реально отработал на дистанте, а таких большинство – премию выплатили»

 

 

Неудивительно, что после таких разъяснений ректора маятник в комментариях качнулся в другую сторону:

 

 

Цитата из комментариев:

«///И я не снимал с сотрудников 30-процентную премию, это именно премия за фактические результаты труда, а не гарантированная надбавка. Мы собрали предложения с руководителей о том, кто как работал. Тем, кто был в самоизоляции и при этом отказался работать дистанционно, — по решению руководителей подразделений мы сняли выплату премии. Всем, кто реально отработал на дистанте, а таких большинство – премию выплатили», — добавил руководитель вуза.///(с) Долженко.

То есть, в РАНХиГС такие «гениальные» преподаватели, что не могут понять разницу между премией и надбавкой? И такие «трудолюбивые», что хотят премию, при том, что бездельничали на самоизоляции, тогда как другие работали?

Тогда у меня тоже претензии к Долженко, но противоположного плана: почему он этих дармоедов всё еще держит в вузе? 

***** 

«Смешно … что преподаватели вуза не поняли, что их [президентской надбавки] не лишили. Или сознательно решили обмануть журналистов. Тогда это грустно»»

 

 

 

«ВПЕРВЫЕ В ИСТОРИИ УЧЁНЫЙ СОВЕТ ПОШЕЛ ПРОТИВ РЕКТОРА», — ТЕЗИС, С КОТОРЫМ РАЗБИРАЛСЯ УЖЕ ЛИЧНО Я, ЕВГЕНИЙ ЮЩУК. И ВОТ ЧТО У МЕНЯ ПОЛУЧИЛОСЬ, С ОПОРОЙ НА ДОКУМЕНТЫ

 

 

История, поданная атакующей стороной как: «В свердловском филиале РАНХиГС ученый совет впервые в истории пошел против ректора», — оказалась одновременно смешной и очень грустной.

Смешной – по форме, грустной – по содержанию

 

В распоряжении редакции Интермонитора есть Протокол заседания того самого Ученого совета.
Из него следует, что ректор Руслан Долженко предложил реорганизовать «Управление правовой и профориентационной работы» в «Управление клиентскими сервисами».

 

Логика таких действий в целом понятна: юристы ВУЗа пусть занимаются своей работой, «профориентация» — слово-атавизм, довольно странное для Академии госслужбы (чай, не одиннадцатый класс средней школы, люди уже определились, в основном).
Зато продажи учебных курсов разной продолжительности и направленности требуют отдельных людей – примерно похожих на отделы маркетинга и продаж в бизнесе.
Конкуренция между ВУЗами в стране растет, а современные технологии позволяют привлекать слушателей со всей страны и даже из-за рубежа.

 

И вдруг, в повестку вмешивается один из профессоров – членов Ученого совета, который начинает требовать сохранить название «Управления правовой и профориентационной работы».
Вел себя этот уважаемый профессор, по словам его коллег, напористо и даже агрессивно. Был взвинчен и раздражен.

 

Поскольку вопросы в таком случае принято ставить на голосование – проголосовали. Трое из участников заняли позицию: «Нам вообще без разницы, как это называется» (они воздержались). Остальные голоса разделились практически пополам: 6 – за новое название, а 7 – против.

 

Это хорошо видно из Протокола заседания Совета:

 

 

Соответственно, ректор к следующему заседанию Совета придумает иное название для подразделения – и вынесет на голосование его.
В том, что этот функционал нужен, сомнений ни у кого нет, вопрос скорее в слове «клиенты»: не все в ВУЗе готовы принять, что зарплату надо зарабатывать, а не «получать».

Поведение профессора, который ни с того ни с сего решил затеять это обсуждение, поначалу вызывало массу вопросов. Но прояснило его издание Ура.ру.

Похоже, дело в том, что его дочь оказалась «подснежником», получавшим зарплату в государственном ВУЗе, но не особо стремившимся работать.
Видимо, понимая, что такая ситуация бьёт и по самому профессору, тот, вероятно, и начал свой странный «Крестовый поход» на название Управления.

 

Цитата по Ура.ру:

Источник URA.RU уточнил, что в ближайшее время вуз может покинуть еще один заведующий кафедры, устроивший к себе на работу дочь. Она получала зарплату за то, что числилась преподавателем, но фактически им не являлась. «После предложения сократить ее ставку, этот заведующий устроил скандал на заседании ученого совета, пытаясь отвести внимание от ключевых вопросов повестки», — рассказал инсайдер.

Долженко по этому случаю отметил, что информация «требует детального изучения». Получить комментарий от самого педагога не удалось. Как только она услышала, что звонят представители СМИ — повесила трубку.

 

Косвенно о том, что это могло быть именно так, говорит и попытка в дальнейшем представить историю с рядовым голосованием по формулировке как чуть ли не революцию в ВУЗе.

 

Любопытно, что по действительно важному вопросу – отчету о финансово-хозяйственной деятельности ректора – единогласно было решено принять данные к сведению и, как обычно принято, далее в рабочем порядке обсуждать подробности, коих в такой крупной структуре хватает всегда не на одно заседание.

 

 

Отметился в этой истории и еще один профессор – тот самый, ранее упомянутый  уважаемый господин Ершов, ныне не работающий в РАНХиГС. Поговаривают, что от его лица писались жалобы в ряд инстанций на формат проведения Ученого Совета.

Впоследствии комментаторы попытались представить дело так, будто бы этого профессора «выдавили» из ВУЗа. Однако тот сам заявил всё тому же изданию Ура.ру, что ушел сам и что «увольнение стало импульсивным решением».

Что ж, любой человек, наверное, имеет право на эмоциональные поступки – хотя, на мой взгляд, от преподавателя, претендующего обучать управленцев, ждут всё же взвешенных решений, а не импульсивных.

Импульсивные решения хороши, на мой взгляд, при покупке жвачки на кассе, но никак не в ВУЗе по подготовке управленцев.

 

 

«ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ — НА ТО И НАПОРОЛИСЬ»

 

 

 

В общем, сложно предполагать, с какой целью папа предполагаемого «подснежника» и его приятель решили привлечь к этому предполагаемому «подснежнику» внимание.  А в том, что оно уже привлечено, после публикации Ура.ру сомнений нет.

Сложно сказать и то, чем это закончится для предполагаемого «подснежника» — вероятно, многое зависит от того, на какой размер она успела получить из кармана государства зарплату, которую, возможно, не отработала в установленном порядке.
Сама она не стала прояснять ситуацию – как следует из материала Ура.ру, поэтому, пока остается только гадать.

 

Комментарий профессора Ершова, на мой взгляд, тоже далёк от совершенства.

Ура.ру
«По словам собеседника агентства, претензии директора вуза Руслана Долженко к Ершову касались отсутствия хороших научных статей и нежелания профессора работать со студентами в дистанционных условиях. Последние жаловались на некорректное поведение преподавателя в соцсетях, который позволял себе нелестные высказывания в отношении Президентской Академии.

Ершов в разговоре с корреспондентом агентства отметил, что увольнение стало импульсивным решением, а информация о проблемах с дистанционной формой обучения — неправда. «Я современные мультимедиа давно освоил и студенты нескольких поколений могут это подтвердить», — уточнил он».

Сложно судить по приведенному фрагменту, уклонился ли господин Ершов от обсуждения вопросов своих научных статей и «некорректного поведения в социальных сетях», но вот ответ про «мультимедиа», при вопросе о «дистанте» мне кажется несколько странным.
Всё же, на мой взгляд, мультимедиа и дистант – разные вещи.
Впрочем, я этого разговора не слышал, а версию Ура.ру привел дословно, в том виде, как она первоначально появлялась в публичном поле, через Ура.ру.

Кстати, материал Ура.ру в первоначальном варианте с сайта, почему-то, исчез (его успели перепечатать при этом некоторые паблики – например http://gorodskoyportal.ru/ekaterinburg/news/news/61927775/ ). Но он появился на сайте издания чуть позже в несколько урезанном виде:

 

В президентской академии на Урале — чистка сотрудников. На выход идут заведующие кафедры

Заведующий кафедрой философии Уральского института управления — филиала Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Юрий Ершов покинул свой пост из-за конфликта с новым руководителем. Инсайдеры говорят, что претензии директора вуза Руслана Долженко к Ершову касались отсутствия хороших научных статей и нежелания профессора работать со студентами дистанционно. «Это была его личная неготовность работать в новых условиях, требующих иных компетенций», — говорит инсайдер. Впрочем, сторонники у Ершова тоже есть — они активно защищают профессора, но говорят, что увольнение было по собственному желанию, хотя заявление написано импульсивно.

Кроме того, в ближайшее время вуз может покинуть еще один завкафедрой — бывший глава горизбиркома, устроивший к себе на работу дочь. Она получала зарплату за то, что числилась преподавателем, но фактически им не являлась. «После предложения сократить ее ставку этот заведующий устроил скандал на заседании ученого совета, пытаясь отвести внимание от ключевых вопросов повестки», — рассказал инсайдер.
https://ura.news/articles/1036280308

 

Если господин Ершов (или господин заведующий кафедрой, дочь которого, вероятно, отказалась разговаривать с журналистами Ура.ру, или сама эта дочь) решат предоставить нам свои комментарии – мы их непременно опубликуем. У нас, к сожалению, нет контактов этих людей, поэтому мы не знаем, как с ними связаться инициативно.

 

ИТОГО, НА МОЙ ВЗГЛЯД, СЧЁТ ПОКА, СКОРЕЕ, В ПОЛЬЗУ ДОЛЖЕНКО

 

 

Если ректор Свердловского РАНХиГС и далее будет внятно рассказывать о сути проводимых им изменений в ВУЗе – вероятно, атаки будут реже: оппонентам попросту нечего будет сказать.

Хотя я не исключаю, что Долженко в данном случае использовал принцип засады: дал оппонентам втянуться в войну, а потом попросту публично разбил их аргументы.
После чего еще и получил от журналистов «бонус» в виде информации о предполагаемом «подснежнике», которого папа «подснежника», вероятно, устроил сам к себе, используя служебное положение.

По крайней мере, примерно это я усматриваю в материале Ура.ру.

Если так – не исключено, что мы с равной (пока) вероятностью можем увидеть один из двух вариантов.

Либо полный разгром зав. кафедрой, вероятно, путающего семейный бюджет с государственным – причем эта тема имеет потенциал выхода в информационном поле за пределы кейса РАНХиГС и может оказаться фатальной для всей карьеры чересчур заботливого папы предполагаемого «подснежника».

Либо наоборот наступит тишина – а неудобные вопросы к зав. кафедрой так и останутся в архивах у Долженко (это, конечно, если правоохранительные органы не решат подключиться к выяснению вопроса: «Был ли подснежник, и нанес ли он ущерб бюджету»?).
Кстати, пока Долженко, по-видимому, сор из избы не выносит – фамилия «заботливого папы» пока в СМИ не всплыла.

Это классика «придворных интриг» в госучреждениях. Это ни хорошо ни плохо, это так устроен мир наверху. И владение этим инструментарием составляет, на мой взгляд, предмет квалификации Первого лица любого государственного учреждения. Но, в любом случае, вряд ли атакующие предполагали такое развитие событий, когда шли в атаку.

А всё потому, что, как я и написал в начале: «Информационная война – это не игра в одни ворота. Это не прогулка парадным маршем. И даже не нападение из засады.  Информационная война – это драка. А значит, в ней вам «прилетит» однозначно и, кстати, совсем не факт, что симметрично. Если вы к этому не готовы – не ходите на это мероприятие».

 

Иллюстрации: pixabay.com

Автор: Евгений Ющук

 

Источник: www.intermonitor.ru

 

 

Разместить Вконтакте Разместить в Твиттере Разместить в Фейсбуке Разместить в Живом Журнале
Вернуться к списку

Еще в этом разделе:

Конкурентная разведка или что?

Конкурентная разведка и промышленный шпионаж

Служба Безопасности может работать не только на «земле»

Конкурентная разведка и небольшие компании. Ющук Евгений Леонидович.

Почему нельзя переоценивать роль Интернета в конкурентной разведке.Ющук Евгений Леонидович.

Дмитрий Петряшов. Аудит сбыта как условие для повышения эффективности продаж.

Кейс. Конспектирование как способ анализа текстов. Ющук Евгений Леонидович.

Конфликты потребителей и компаний в социальных сетях. Проблемы и решения. Ющук Евгений Леонидович

Основы борьбы с негативом на Интернет-форумах. Использование Интернет-форумов в информационных войнах. Евгений Ющук.

Постоянные анонимные ники на Интернет-форумах. Уязвимости и тактика противодействия. Ющук Евгений Леонидович.

Кейс. Получение от конкурентов информации о лучших рекламоносителях

Аналитик должен уметь абстрагироваться от опыта. И оценивать только факты. Ющук Евгений Леонидович.

О домыслах. К вопросу работы с людьми в Конкурентной разведке. Ющук Евгений Леонидович.

Кейс. Пример социальной инженерии.

Бизнес-разведка: законные методы и запрещенные приемы. Ющук Евгений Леонидович.

Берсенёв В.Л., Ющук Е.Л. Феномен конкурентной разведки: основы теоретического анализа / Препринт.

Кейс о классике разведки: «Читайте СМИ, расположенные максимально близко к объекту»

Конкурентная разведка и Закон об ОРД. Адаптация методов спецслужб к гражданскому обороту — конкурентной разведке.

Немного из науки. Институционализация конкурентной разведки, или о том, надо ли срочно делать «Закон о Конкурентной разведке»

Разведка, Конкурентная разведка и мой конспект генерала Плэтта. Ющук Евгений Леонидович.

Три законных технологии конкурентной разведки, об «этичности» которых больше всего споров

Современный промышленный шпионаж (Видео). Ющук Евгений Леонидович.

Лекции Андрея Масаловича по конкурентной разведке.

Александр Митрофанов - об особенностях современной работы с информацией

Установление адреса по фото интерьера и фасада объекта

Кейс из моей практики. Социальная инженерия «под чужим флагом». Ющук Евгений Леонидович.

Конкурентная разведка в «Высшей лиге» бизнеса. Евгений Ющук.

Классический кошмар аналитика: интерпретация поведения объекта. Ющук Евгений Леонидович

Конкурентная разведка – источники информации и организация работы с ними. Александр Кузин, Евгений Ющук.

Блогеры и СМИ - перспективы взаимоотношений. Евгений Ющук.

Краткая история развития конкурентной разведки в России. Как я ее вижу. Евгений Ющук.

Елена Ларина. Чем отличается разведанализ от бизнес-анализа.

Личное экспертно-аналитическое поле крупного руководителя

Кейс. О пользе анализа текстов. Ющук Евгений Леонидович.

Оперативно-розыскные мероприятия и Конкурентная разведка. Ющук Евгений Леонидович.

Национальные угрозы России: Когнитивное оружие

Информационная война органично интегрирована в обычную войну - теперь и Россией

Ющук Евгений Леонидович: комментарий LifeNews об информационном компоненте в истории с малазийским Боингом в ДНР

Что такое Конкурентная разведка и роль Евгения Ющука в ней

К вопросу о том, чем занимается Конкурентная разведка

Конкурентная разведка и Уголовный Кодекс

Образец открытого отчета разведки США. На примере истории с кибератаками

Кейс. Факты в разведке ничего не значат

Уровни реализации задач Конкурентной разведки в политике, бизнесе, госуправлении

Негативно-имиджевая война. Побеждает тот, кто стреляет вторым, но попадает первым

Конкурентная разведка - это "информационно-аналитическая деятельность по конкурентной среде"

Этика специалиста Конкурентной разведки

Основы привлечения к сотрудничеству и информационной войны «по-тяжелому» - на примере условного НОК условной страны

Конкурентная разведка: как правило, за кадром. Но компания готова к рискам и успевает среагировать

Теория информационного противоборства: Концепция «репутационной крепости». Разрушение репутационной защиты объектов любой сложности

Реферирование как метод анализа текстовых материалов

В чем будущее развития Служб безопасности? Что делать сотрудникам СБ, чтобы не отстать от этого поезда?

Основы информационной войны с более сильным противником: в цитатах Клаузевица из его книги «О войне»

Почему штатные пиарщики компаний крайне редко могут успешно заниматься кризисным пиаром?

Специфика обучения чиновников информационному противоборству

Вернуться к списку

Корпоративные курсы Евгения Ющука по Конкурентной разведке. Адаптируются под потребности заказчика. Много практики. Решение конкретных задач предприятия.
«Дезинформация и активные мероприятия в бизнесе» - книга уже в продаже!
«Конкурентная разведка: маркетинг рисков и возможностей» - Третье издание уже в продаже!

Сайты Евгения Ющука

Ci-razvedka.ru

Razvedka-internet.ru

Yushchuk.livejournal.com

Фейсбук Евгения Ющука

 

ПРИМЕРЫ РАССЛЕДОВАНИЙ ЕВГЕНИЯ ЮЩУКА ПО ОТКРЫТЫМ ИСТОЧНИКАМ

 

* "Правый сектор" - организация, запрещенная в России по решению Верховного суда

Еще примеры расследований Евгения Ющука, выполненных по открытым источникам, можно посмотреть здесь.

 

ПОДХОД ЕВГЕНИЯ ЮЩУКА К ОБУЧЕНИЮ КОНКУРЕНТНОЙ РАЗВЕДКЕ